Category: происшествия

стопка бумаги

Геся Гельфман

Коллизия  жизни этой прелестной еврейки нелепа, а смерть ужасна. Она участвовала в исторических событиях, но не удостоилась упоминания в учебниках. Разве что через запятую, среди прочих малозначительных лиц.

Родилась в 1855 г. Кажется. Она так говорила. Насколько это было правдой, не знает никто - революционерка, подложные документы, конспирация, то, сё... Ну, поверим.

Училась, закончила акушерские курсы (что в те годы было почти единственным способом для женщины  заиметь профессию и свой кусок хлеба), убежала от найденного родителями жениха, прочитала библию тогдашнего революционера "Что делать?",  познакомилась-таки с с самыми настоящими революционерами - участниками "Народной воли", занималась антиправительственной пропагандой, за что получила срок - 2 года, переехала в Петербург.

Но это всё не главное. Подумаешь, типичная  "полуинтеллигентная" (так о ней говорили соратники же) еврейка-революционерка XIX в.  - не видали мы, что ли?

В Петербурге революционная жизнь началась по-взрослому: в её  друзьях Желябов, Перовская, Гриневицкий. Да-да, те самые, что убили Александра II Освободителя. Ну то есть им в тот момент ещё предстояло его убить. По подложным документам на имя супружеской пары Геся и революционер Саблин сняли квартиру на Гороховой, где, собственно, и проходила вся подготовка к покушению на царя.

У Геси появился возлюбленный - Николай Колодкевич. Потом его арестовали, и Геся, кажется, начала жить с Саблиным. Я тут не очень разобралась в ситуации - чёрт их знает, что в XIX веке подразумевали под глаголом "жить с": то ли просто проживали вместе, на одной территории, то ли как муж и жена. С Саблиным же и перехали на Тележную (где их взяли потом, тёпленькими).

Сами революционеры отзывались о Гесе очень нежно. "Необыкновенно сердечный и добрый человек", "простая самоотверженная и добрая", "мягкая к людям" - о ней, да... Похоже, в революцию она пришла не от ума, что называется, а от сердца. И в те времена хватало "свинцовых мерзостей жизни", не только при Путине появились.

В общем, покушение удалось, как вы помните. Царя убили. Желябова и .Перовскую повесили. А Геся Гельфман - беременна. И ей, как малозначительной персоне (всего-то навсего держала конспиративную квартиру), повешение заменили бессрочной каторгой. М-да. Вот такое милосердие.

Кстати, попутно о мужчинах. Гражданский муж Саблин, когда на квартиру нагрянула полиция, просто застрелился. Сбежал, короче. Оставив на растерзание государственной машине беременную Гесю. Молодец, чо.

Вот я и приближаюсь к самому страшному.

Геся рожала в тюрьме. Без медицинской помощи (врача ей не вызвали, даже тюремного). В антисанитарных условиях. Рожала трудно (27  лет, первый ребёнок). Разрывы. Разрывы. Разрывы. Разрывы. И никакой медицинской помощи. Есть свидетельства, что тюремные надзиратели специально не звали врача, чтобы страшная государственная преступница, достойная смерти, поболе помучалась.

А теперь, женщины, представьте, что вам, с чудовищными разрывами после родов приходится ходить в деревенский сортир. А вы, мужчины, представьте, что ваше самое дорогое изорвано в клочья, и через это месиво нужно как-то мочиться. Представили? Нет, вы точно представили?

Когда несколько лет назад я прочитала про Гесю, именно этот ужас нескольких недель, когда с открытыми ранами, в грязном подвале надо как-то жить, как будто ты здоров - вот это больше всего задело меня. Этот ежечасный ужас боли -  и садистическая мстительность тюремщиков. Опять же - тупая жестокость нашей пеницитарной системы не в советское время родилась, она была всегда. Просто Советы довели жестокость до крайней точки, до абсурда, до грани.

Геся умерла от перитонита спустя недолгое время после родов. За неделю до смерти у неё отобрали ребёнка. Судьба этого ребёнка не известна.